Пресса о нас

Интернет-портал ПрофиСинема.ру опубликовал интервью продюсера Светланы Кучмаевой “У фильма Николая Хомерики “Сердца бумеранг” будет хорошая фестивальная судьба”. Как считает продюсер, Николай Хомерики снял фильм “о сегодняшнем больном состоянии нашего общества”. “Я счастлива, что в моей биографии есть “Сердца бумеранг”, говорит Светлана Кучмаева. Ей хотелось бы, чтобы зрители фильма задумались о собственной жизни и “не забывали о главных вопросах бытия”.

Продюсер Светлана Кучмаева: «У фильма Николая Хомерики «Сердца бумеранг» будет хорошая фестивальная судьба»

30 июня 2011 в конкурсной программе 33 ММКФ состоится мировая премьера фильма Николая Хомерики «Сердца бумеранг». Вчера на пресс-показе третья полнометражная работа режиссера («977», «Сказка про темноту»), как обычно, вызвала неоднозначную реакцию, скорее, даже негативную. «Перца» добавил и сам режиссер, известный своим легкомысленным отношением к окружающей суете, и в первую очередь к журналистам. Аскетичное, неспешное, черно-белое кино рассказывает историю 23-х летнего парня, помощника машиниста метро Кости, узнавшего трагическую весть о своем смертельном недуге – пороке сердца. Парня, внезапно оказавшегося в пограничной ситуации жизни и смерти, играет Александр Яценко. Артист внешне настолько заматерел, что на экране узнается с трудом. Зритель также будет гадать – где же происходит действие, так как Костя может, прогуливаясь по Москве, оказаться на работе в Санкт-Петербургском метрополитене. В небольших эпизодах снимались Клавдия Коршунова, Рената Литвинова, Михаил Евланов. Прокатные перспективы фильма равны нулю, и это было уже понятно на стадии сценария, рассказывает генеральный директор кинокомпании Светлана Кучмаева.

Вита Рамм: Почему кинокомпания «Валдай» взялась осуществлять замысел Николая Хомерики?

Светлана Кучмаева: Я люблю фильмы Николая. И мы давно хотели вместе поработать. Поэтому при первой возможности я решилась на сотрудничество. И даже если сегодня у меня самой происходят внутренние споры с картиной, все равно я понимаю, что Николай большой талант. Я счастлива, что в моей биографии есть «Сердца бумеранг».

Вита Рамм: С талантами всегда трудно работать.

Светлана Кучмаева: Николай Хомерики умеет создавать вокруг себя атмосферу покоя и доброжелательности. Мы плодотворно обсуждали и выбор актеров, и выбор объектов. Последнее слово всегда оставалось за ним. Авторское кино, я убеждена в этом, должно быть авторским. В другом фильме, другом жанре продюсер может порой и навязать собственные пожелания, но только не в авторской притче.

Вита Рамм: И все, что же привлекло вас, как продюсера, в замысле Николая Хомерики?

Светлана Кучмаева: Николай совместно со сценаристом Александром Родионовым написали историю о нашем больном времени. Об одиночестве, о том, что наша жизнь сродни туннелю, по которому наматывает круги помощник машиниста Костя. «Сердца бумеранг» словно продолжает тему «Сказки про темноту», только более жестко. Пограничная ситуация жизни и смерти заостряет восприятие мира. Костя по-другому начинает видеть мир, слышать звуки, воспринимать людей, в том числе и самых близких. И мне хотелось, чтобы после просмотра зрители задумывались о собственной жизни, о том, что не надо поддаваться окружающей суете и не забывать о главных вопросах бытия. Николай снимал о сегодняшнем больном состоянии нашего общества.

Вита Рамм: Вы рассказываете гораздо интереснее, чем можно увидеть на экране. Все эти мысли были прописаны в сценарии?

Светлана Кучмаева: Сценарий был похож на расширенную заявку с прописанными некоторыми эпизодами. Но основная идея была понятной, внятной и увлекательной. Сценарий, конечно, требовал доработки сюжета, но мы спешили запускаться. Я верила в дар режиссера, умеющего создавать на экране нужную атмосферу. Хомерики тонкий и атмосферный художник. И если Николай видел свой фильм только в зимних пейзажах, то задача продюсера не только не спорить, а способствовать осуществлению замысла. И потому я даже отказалась от денег, которые могла получить от канала Россия. Я вела переговоры, но на канале хотели летней натуры и цветной пленки. Поэтому пришлось выживать на скромное государственное финансирование от Министерства культуры. В критической для съемок ситуации подключилась Анастасия Рогозина, за что я ей очень благодарна. Она хорошая знакомая Николая и помогла финансами завершить работу над фильмом.

Вита Рамм: Сколько стоил весь проект?

Светлана Кучмаева: 40 миллионов рублей. 28 из них – государственные, 6 – из собственных ресурсов компании, и 6 – добавила Анастасия.

Вита Рамм: А я уж хотела похвалить вас за успешное сотрудничество с метрополитеном, за умение добиться от них денег за продакт-плейсмент. Во время сеанса напрашивалась версия о финансировании фильма питерским метро, например.

Светлана Кучмаева: Что вы?! Какой продакт-плейсмент?! Съемки в московском метро стоят 200 тысяч рублей в час! И, отдав Москве миллион рублей, мы поняли, что наш бюджет будет исчерпан раньше, чем мы закончим снимать. И мы предложили режиссеру переместиться в Санкт-Петербург. Николай очень гибкий человек, понял проблему и согласился. Тем более, это не противоречило общему замыслу фильма. Мы с Николаем работали, уважая проблемы друг друга.

Вита Рамм: Можете пояснить?

Светлана Кучмаева: Ситуацию с метро и реакцию Николая я рассказала. А еще до съемок Николай убедил нас, что фильм может быть осуществлен только на черно-белой пленке. Сегодня это очень дорогое удовольствие. Она дороже цветного «Кодака». Минкульт, в отличие от цветной пленки, черно-белую не оплачивает. Мы ее заказывали за границей. Помните, были времена, когда по спецзаказу съемочной группе предоставляли цветной «Кодак»? А сейчас ровно такая же ситуация получается с черно-белой пленкой. Но мы пошли на эти большие затраты, потому что понимали – в цветном варианте фильма не будет.

Вита Рамм: Возвращаясь к метро, хочу спросить – руководство просило читать сценарий? Они не потребовали внести изменения? Не говорили вам о том, что у них строжайший медицинский контроль и больные сердцем помощники машинистов до работы не допускаются?

Светлана Кучмаева: Метро – стратегический объект, и потому сценарий был согласован на самых высоких инстанциях. Мы получили все необходимые визы. К сюжету фильма никто из начальников метро не высказал ни одного замечания. В фильме много снималось реальных сотрудников метрополитена. Если вы заметили, то Николай главного героя размещает в аутентичную среду – вагон метро, эскалатор, встреча Нового Года на Красной площади, рынок.

Вита Рамм: Каковы прокатные перспективы фильма?

Светлана Кучмаева: Фестивальный прокат, других вариантов я не вижу. Жаль, что не получилась история с Каннами, куда нас изначально приглашали. Но в последний момент что-то изменилось, и мы остались вне списков. В ближайшее время мы отправляемся на международный кинофестиваль в Карловы Вары.

Вита Рамм: Минкультуры оплачивает Вам производство рекламной продукции, билеты?

Светлана Кучмаева: Перелет и проживание будет за счет фестиваля, так как мы в одной из официальных программ. А рекламную продукцию фильма, как говорится, «подтягивая животы», мы изготовили за собственный счет. Минкульт в продвижении фильма за рубежом участие не принимает.

Автор: Вита Рамм

Статья опубликована на интернет-портале ПрофиСинема.ру